Чайка (chaika_kama) wrote,
Чайка
chaika_kama

Пережить чужое горе тоже надо уметь



Редкая птица долетит до середины Днепра. Редко, когда человеческая подлость высвечивается столь ярко и контрастно. Дни национальной трагедии — именно такое время. Крушение российского самолета А321 над Синайским полуостровом, точно проявитель, показало, кто на что способен, во что горазд.

То есть надо понимать и зря не удивляться. Ничего нового на самом деле не произошло: подонки остались подонками, а хорошие люди — хорошими людьми, но трагедия, словно лакмус, определила всякой твари свое место.


Не надо иллюзий. Нас, русских, ненавидят по-звериному. И парадокс нынешней ситуации в том, что часто выражается эта ненависть на русском языке. Такова структура момента. Момента истины.

Кто-то, возможно, засомневается: а стоит ли тиражировать зло? Зачем цитировать всякие гадости? Ну, пусть, мол, беснуются, ликуют, злорадствуют. Нормальных-то людей все равно больше. А по-моему, надо знать. Не жмуря от отвращения глаз. «Широк русский человек, я бы сузил», —сформулировал один из героев Достоевского. Слишком уж мы широкие и прекраснодушные, и готовые простить.

Дескать, это они по недомыслию злорадствуют. Ага, давайте еще пожалеем убогих. Извините, братья. Тут у нас самолет упал, пассажиры погибли, 224 человека. Вы уж не стесняйтесь, поупражняйтесь в скудоумии. Сколько влезет. Мы широкие, мы стерпим.

Терпеть не надо. Никто такой широты все равно не оценит. Надо видеть и понимать. С кем имеем дело, в каком мире живем. Раз уж со сбитым год назад малайзийским «Боингом» сравнения все равно не избежать, сравним хотя бы реакцию мировых СМИ.

Что творилось в медиапространстве год с небольшим назад — что сегодня? Если европейцы еще как-то соблюдают информационные приличия, то для ведущих американских СМИ разбившийся русский самолет — далеко не первополосная новость. Самолет разбился? Какой самолет? Вчерашний бейсбольный матч гораздо важнее.

Слава Богу, никто на Западе открыто не злорадствует. Но и особо сочувствовать не разбежался. Россия вне границ «золотого миллиарда», а значит, и вне системы ценностных координат этого мира. Мы для них — далекая периферия. И точка. Нам надо на своей половине земного шара с собой разбираться.

Да, это наш, отечественный сатирик Михаил Задорнов придумал дурацкую шутку-ответ, приписав его пресс-секретарю Госдепа Джен Псаки. Почему упал малайзийский «Боинг»? Потому что «тяжелее воздуха». И ведь не поспоришь, действительно тяжелее. Насколько я понимаю, речь шла вовсе не о том «Боинге», который был сбит в небе над Донбассом, а о том, который пропал еще раньше в Тихом океане.

Но кого из записных русофобов сейчас это волнует? Они всерьез рассуждают, что это русским бумерангом пришла «ответка». Видимо, за все скопом, по совокупности. Не только за «Крымнаш», но и теперь за Сирию. И вообще — за то, что имеем наглость просто быть.

Трагедия сама по себе, конечно, ничего не вскрывает. В смысле — не открывает нового. Все, о чем я сейчас говорю, существовало и до крушения российского А321, и, увы, будет после. Халатность отечественных авиакомпаний, возможность терактов возникли не вчера.

И патологическая русофобия, и ненависть, и злорадство, и низость, и элементарная глупость, вдруг выплеснувшиеся в Сеть и заставившие модераторов сайта «Эхо Москвы» даже скрыть комментарии, существуют с тех пор, как родился интернет. Трагедия лишь еще раз высветила изъяны человеческой природы, все ее неприглядные, ущербные черты.

В ночь с субботы на воскресенье с объявленным трауром молодежь страны отмечала Хэллоуин, карнавал накануне католического Дня всех святых. Большинству даже не пришло в голову отказаться от забавы. Выглядело все это крайне цинично и мерзко.

Но это тоже мы. Не надо отворачивать взгляда. Это наши дети, выросшие в атмосфере моральной индифферентности, которая тоже тяжелее воздуха и обрушивается всякий раз, когда приходит большая беда.

«А что такого? — задается риторическим вопросом среднестатистический недоросль-инфант, которому иногда уже под тридцать. — Не отказываться же от отдыха? Все-таки готовились, морды гримом мазали, деньги заплатили…»

Какие-то бесноватые депутаты тут же начали сводить счеты с несчастным Хэллоуином, который сам по себе ни в чем не виноват. Выискивать в темноте ведьм и прочую нечисть, хотя главная нечисть не на улицах, а в людских душах.

Когда мы узнали, что на борту самолета были и псковичи, в том числе заместитель главы города Александр Копылов с любимой женщиной, тут же нашлись какие-то недотыкомки, с диким энтузиазмом принявшиеся множить свои вопросы: «Да с кем и почему отдыхал чиновник в Египте?», «Жена она ему или не жена?», «И отчего заму мэра власти якобы выразили соболезнование, а остальным погибшим — нет?».

О неуместности подобных, с позволения сказать, «комментов» интернет-недотыкомки, похоже, никогда не задумываются, и даже, похоже, горды собой, потому что «а не надо было летать за семь морей, отдыхали бы у себя на даче, в бане, были бы живы». И эта гремучая смесь из зависти и злорадства подается гордо, как последний и весомый аргумент. И да — это тоже мы.

Таково свойство любой трагедии: высвечивать высокое и низкое, хорошее и дурное. Делать дурное заметней и выпуклей. Вчера к вечеру меня, к примеру, уже начало подташнивать от некоторых телевизионных ток-шоу с непременно «желтушным налетом».

И куда от этого деться? Демонстрация всех этих вот погибших людей из социальных сетей. Вот они на отдыхе, вот на трапе самолета. С друзьями и детьми.

И вроде бы, опять же, ничего такого, а сквозит в этом какая-то фальшивая интонация, ребята отрабатывают горячую тему, и невольно проскакивают такие, знаете ли, неизбежные навязчивые нотки: «Хорошо, что это случилось не с нами». И в бодрых интонациях телевизионного диктора слышится даже какая-то радость.

И это тоже, разумеется, не ново, и известно давно. Так уж устроен человек. Когда видит чужое горе, то, кроме сочувствия, испытывает и своего рода облегчение, катарсис: слава Богу, на этот раз не со мной, не с моими близкими.

И да — это тоже мы, Господи, и надо трезво и мужественно отдавать себе отчет и в этих слабостях, потому что, как сказал классик, просто жить, пока не умрешь, — уже тяжелая работа. И пережить чужое горе, как свое, тоже надо уметь. Берегите себя.


Саша Донецкий, журналист.
источник

Tags: добро и зло, кадры решают всё, общество, окраина, русофобия, сеть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments